Исчезновение Деревень в России

Январь 31, 2016
IMG_5122

Василий Мельниченко. Фото: РИА Новости

Мое знакомство с Василием Мельниченко произошло в 2001 году.

Он был единственным, кто присылал из года в год статьи о деревне на конкурс «Журналистика как поступок», ну а я была в жюри. Эти статьи — не только хроника уничтожения крестьянской России, но и программа ее спасения.

Путь, пройденный Мельниченко, — отражение судьбы всего современного российского крестьянства. Убежденный в том, что в отдельно взятом районе можно построить человеческое счастье, основанное на самоотверженном труде, он сумел на месте брошенной деревни создать многоотраслевое хозяйство. Добровольное объединение людей, которые обязаны своей новой жизнью самим себе.

Подходило десятилетие этой жизни. 2 сентября 1998 года в село вошли 200 так называемых «казачьих штыков». В 1999 году хозяйство «Рассвет» было сожжено, уничтожено.

Мельниченко стоически смотрит на то, что случилось с делом его жизни. Говорит: «Время было такое». Но вот то время ушло — а проблем у крестьян не убавилось. Напротив, их гораздо больше стало. Мельниченко это не останавливает. В своем родном селе Галкинском он остается с теми, у кого есть дар и желание работать на земле. Он верит в российское село. Он, если хотите, — философ и теоретик современной сельской жизни. И вместе с тем — тонкий, продвинутый практик.

Василий Мельниченко уверен, что наша деревня может и должна стать самым притягательным местом для жизни человека. И вот как он рассказывает о ней.

Рассвет

Мельниченко в родном селе Галкинское. Фото: РИА Новости

Сельскохозяйственный кооператив «Интерьер» поселка Рассвет был одним из первых кооперативов в России. Действительно одним из первых, в 1988 году он организовался на частной основе, не на государственной. Собрались люди, которые хотели именно работать: такие цеховики, которые любили свободный труд, которые хотели проявлять инициативу.

Про таких говорили: «Золотые руки, но пьет». Вот я таких и набрал. Тогда же само слово «кооператор» было почти ругательное.

Каким-то образом нам удавалось договориться, что мы хоть на какое-то время водку забываем, и через несколько лет эти люди вообще не пили. Это первые были участники кооператива. И вторые, как ни банально, были бывшие зэки, которым тогда устроиться на приличную работу было почти невозможно. Я не говорю, что им эта работа нравилась, но это был последний шанс. К нам бывшие зэки с семьями переезжали. Тем более что мы начали комнаты делать, чтобы было где поселиться, жить и работать. И, конечно, привлекала заработная плата.

Источник: www.novayagazeta.ru
Что еще почитать?
Рассказать о статье